Возможные танки Вермахта

Однажды кто-то из летчиков услышав в небе рокот вертолетных двигателей произнес — Это пролетают душу погибших танков. Скажете нелепица? Не слишком удачная шутка родившаяся в аэродромной курилке? Да нет, это как посмотреть.

К середине 1943 года танковые части Вермахта оказались укомплектованными довольно широкой номенклатурой бронетехники, что стало серьезной проблемой. Если у Красной Армии основным средним танком был Т-34, основным тяжелым – КВ, а легким – Т-70, и все остальные бронированные машины (САУ, бронетранспортеры, противотанковые САУ) производились и развивались на базе их шасси, то в немецких войсках такой стройной системы не было. Во многом благодаря этому Советский Союз, несмотря на потерю многих промышленно-развитых регионов, смог производить почти в два раза больше танков, чем давали Вермахту заводы Третьего Рейха.

Такая ситуация не могла устраивать руководство Германии. В мае 1942 года Генрих Эрнст Книпкамп, глава Шестого департамента (Waffenprufamt 6, далее – Департамент) Управления вооружений сухопутных сил (Heereswaffenamt, далее – УВС), отвечавшего за разработку и поставку в армию бронетехники, создал и возглавил исследовательскую группу (далее – Группа), призванную разработать целую серию новых танков. Их конструкция должна была стать максимально технологичной, чтобы предприятия Германии могли производить, а танковые части Вермахта – получать большее количество машин. При создании новых танков должен был учитываться и опыт, приобретенный немецкими конструкторами в ходе первой половины Второй мировой войны (далее – ВМВ), кроме того, максимальное количество узлов машин новой серии необходимо было сделать взаимозаменяемыми. Она получила название «Серия Е» от немецкого слова «Entwicklung» («разработка»), и у всех разрабатываемых машин индекс начинался с буквы «Е», обозначавшей принадлежность к серии.

Цифровая часть индекса означала нижний весовой предел, заданный для данной машины Группой УВС. Однако, как правило, после окончания проектных работ над «Серией Е» вес разработанных бронемашин не соответствовал присвоенным индексам.

Е-10 (малый танк серии) на самом деле был не танком, а противотанковой самоходной артиллерийской установкой (далее – ПТ САУ). На ее разработку сильно повлияли успехи использования в боях такой машины, как «Хетцер» – самоходной установки, созданной на шасси трофейного чешского танка Pz.Kpfw.38(t) . Производившейся для нужд Вермахта на оккупированном немцами чешском предприятии BMM (Bohmisch-Mahrische Maschinenfabrik AG).

Техническое задание для Е-10 было сформулировано Группой в начале 1944 года и распространено среди фирм-производителей бронетехники, готовых выделить инженеров и другие ресурсы, необходимые для создания проекта новой машины. Как ни странно, в конкурсе одержал победу проект концерна «Клокнер-Гумбольт-Дойц» (далее – KHD), чье автомобилестроительное подразделение «Магирус-Дойц» базировалось в городе Ульм земли Баден-Вюртемберг. До этого компания совершенно не занималась проектированием бронетехники, а все ее знакомство с гусеничной техникой ограничивалось серийным производством тягачей RSO (Raupenschlepper Ost – гусеничный тягач «Восток»), куда конструкторы компании вместо «родного» двигателя фирмы «Штейр» установили бензиновый мотор своего концерна KHD, который до начала ВМВ назывался «Дойц».

Концерн «Дойц» был основан в 1864 году изобретателем четырех поршневого двигателя внутреннего сгорания Николаусом Отто и специализировался на производстве стационарных двигателей. Он интересен тем, что в некотором смысле является alma mater для немецкого (и не только) автомобилестроения. Такие известные конструкторы, как Готлиб Даймлер, Вильгельм Майбах, Роберт Бош, Рудольф Дизель, Проспер Л’Оранж, Этторе Бугатти, работали в концерне «Дойц» или сотрудничали с ним в начале своей карьеры.

Теперь инженеры автомобилестроительного подразделения концерна (компании «Магирус») под руководством главного конструктора Ганса Хассельгрубера спроектировали новый танк, чертежи и эскизные проекты которого представили в конце лета 1944 года. Для того чтобы выполнить жесткие ограничения по весу машины (10–12 тонн), конструкторы отказались от установки на ней башни, в результате чего танк превратился в САУ.

Так как в качестве одной из основных функций Е-10 планировалась разведка, техническим заданием определялись ее малый вес и высокая скорость.

Небольшая высота машины позволяла выполнить ее лобовое бронирование из двух бронелистов: верхнего (толщиной 60 мм и расположенного под углом 60°) и нижнего (толщиной 30 мм и также расположенного под углом 60°), которые сваривались ниже линии размещения орудия. Такое конструкторское решение делало машину намного технологичнее самой массовой САУ Вермахта – StuG 40 Ausf.G, имевшей более сложную геометрию лобовых бронедателей. Бортовое бронирование формировалось из 20-мм бронелистов, расположенных под углом 10°, кормовое – из 20-мм бронелистов (углы наклона – 15° и 33° соответственно), крыша и днище – из листов толщиной 10 мм.

( фото 1)пт сау Е-10.JPG

Фото модели Е-10 вооруженного 75-мм орудием Рак 39 L/48, в масштабе 1:35 предоставил стендовый моделист Жоровков А.М. 

Для экономии внутреннего пространства силовая установка и трансмиссия были выполнены единым блоком, который можно было легко монтировать/демонтировать, так как кормовые бронелисты у Е-10 были сделаны откидными на петлях.

 Относительно того, какой двигатель устанавливать на САУ, окончательное решение принято не было, и рассматривались два варианта – бензиновые Maybach HL100 с водяным охлаждением и мощностью 400 л.с. или Argus с воздушным охлаждением и мощностью 350 л.с.

В перспективе планировалось заменить их 550-сильным двигателем Maybach HL101 с прямым впрыском топлива. Благодаря заднему расположению трансмиссии машину планировали сделать с задним приводом и с передними направляющими колесами.

Обрезиненные опорные катки диаметром один метр (по четыре на каждый борт) и мелкозвенчатая гусеница шириной 400 мм обеспечивали бы хорошую проходимость относительно легкой САУ. Как и у всех танков «Серии Е», у Е-10 была внешняя продольно-торсионная подвеска с тарельчатыми пружинами, которые в зарубежной литературе называют «пружинами Бельвиля». Эта система подвески была разработана конструктором компании «МАН» доктором технических наук Лером. Отказ от поперечной торсионной подвески, использовавшейся ранее во всех машинах, к конструированию которых имел отношение Книпкамп, позволял увеличить внутренний полезный объем машины. В частности, благодаря этому в днище САУ был сконструирован дополнительный эвакуационный люк для экипажа. Опорные катки машины располагались в шахматном порядке, что выдавало причастность к ее созданию начальника Шестого департамента УВС – такое расположение катков было изобретением Книпкампа и его «визитной карточкой».

Особенностью Е-10, отличавшей ее от остальных машин серии, был гидравлический привод элементов подвески, разработанный фирмой «Фойт» и позволявший изменять клиренс САУ в диапазоне 200 мм. Снабженная гидравликой подвеска позволяла бы при высоких скоростях, которые должна была развивать Е-10, сохранять плавность хода и удобство наведения. Кроме того, в засаде ПТ САУ могла бы опускаться на грунт, как бы приседая, что уменьшало бы ее поражаемый силуэт. 

Е-10 и более тяжелая САУ Е-25 во многом были ответом УВС на появление на Западном фронте легкобронированной американской САУ М18 «Хеллкэт», способной развивать на шоссе скорость до 90 км/ч при массе в 17,7 тонны. Уже после старта проектных работ Шестой департамент дополнительно известил конструкторскую группу Хассельгрубера о необходимости максимального повышения скорости разрабатываемой машины. В результате принятых конструкторских решений Е-10, в случае ее осуществления в металле, развивала бы скорость в 70 км/ч (по шоссе).

Благодаря гидравлике высота Е-10 варьировалась от 1560 мм (в засаде или на стоянке) до 1760 мм (в походном положении). Длина всей САУ с пушкой составляла 6,91 м, длина ее корпуса – 5,35 м, ширина корпуса – 2,86 м. В роли основного вооружения для Е-10 планировалось использовать 75-мм противотанковую пушку PaK 39 L/48 с длиной ствола в 48 калибров, которая хорошо зарекомендовала себя в боях, будучи установленной на САУ «Хетцер». Казенник пушки прикрывала орудийная маска типа «кабанья голова». Экипаж САУ должен был состоять из трех человек – командира, механика-водителя и наводчика.

Проект фирмы KHD был рассмотрен, но дальнейшее его развитие функционеры от УВС посчитали нерациональным. Несмотря на все усилия конструкторов, они превысили весовой лимит в 10–12 тонн – вес Е-10 достигал 16 тонн. Кроме того, рассмотрение проекта происходило во второй половине 1944 года, когда положение на фронтах уже было катастрофическим и Вермахту срочно требовались танки. Запуск кардинально новой САУ в производство неминуемо привел бы к некоторой паузе в производстве машин этого класса, так как в период освоения заводами нового изделия «старая продукция» не выпускалась бы. В связи с этим было принято решение проект в металле не реализовывать и полностью от него отказаться, продолжив выпуск САУ «Хетцер». E-25: несостоявшийся истребитель танков.

(фото 2) пт сау Е-25 с экипажем..JPG

Фото модели Е-25 с орудием 75-мм Pak L/70 и экипажем, в масштабе 1:35 предоставил стендовый моделист Жоровков А.М

К середине 1942 года Вермахт столкнулся с серьезной проблемой — чрезмерным разнообразием имеющейся бронетанковой техники. Очень большая номенклатура танков, противотанковых самоходок и САУ, особенно в условиях глобальной войны, как немецкого производства, так и трофейной техники, захваченной в Европе, и машин, созданных на базе их шасси, создавала огромные проблемы в области снабжения частей и подразделений запасными частями. Также такое большое разнообразие техники осложняло жизнь ремонтникам. Существовала и другая проблема, которая заключалась в существенном отличии конструкций разных танков, что приводило в случае освоения новой продукции тем или иным предприятием к перестройке производства и наладке станков.

Другой проблемой стало то, что в боях на Восточном фронте немцы впервые столкнулись с танками противника, которые превосходили их собственные по ряду тактико-технических характеристик и технологичности. С целью выправить складывающуюся ситуацию немецкий конструктор Генрих Эрнст Книпкамп предложил собственный вариант решения проблемы. В мае 1942 года главный конструктор отдела испытаний танкового вооружения (WaPruf 6) Эрнст Книпкамп сформировал специальную исследовательскую группу, возглавив ее. Данная группа начала работу над проектами танков, в которых планировалось учесть весь накопившийся к тому моменту опыт в области разработки бронетехники. Так как работа над Е-серией являлась личной инициативой Книпкампа, она шла достаточно медленно. Все основные силы отдела испытаний танкового вооружения по понятным причинам были сосредоточены на обеспечении бесперебойного серийного выпуска танков и созданию новых образцов бронетанковой техники по поступающим от армии заказам.

Только к апрелю 1943 года группе удалось полностью сформулировать весь перечень основных требований к новой серии танков. Стоит отметить, что Эрнст Книпкамп не только пережил свою народившуюся танковую серию, но и Вторую мировую войну. Генрих Эрнст Книпкамп родился в 1895 году в провинции Вестфалия. Он был участником Первой мировой войны. 

С 1923 года до момента завершения Второй мировой войны занимал различные инженерные и конструкторские должности, являясь при этом одним из самых известных конструкторов в нацистской Германии. Вошел в историю как разработчик танковой подвески с шахматным расположением катков, названной его именем. Подвеска Книпкампа использовалась на среднем танке «Пантера» и практически на всех тяжелых танках Рейха включая "Тигр" и "Королевский тигр". После завершения войны он открыл в городе Хальбронне небольшую инженерную фирму, которая занималась усовершенствованиями колесно-гусеничной техники, на которой проработал до 1973 года, после чего ушел на пенсию. Скончался 30 июля 1977 года.

Несмотря на тот факт, что положение дел на фронтах, а главное, острый дефицит различного сырья, который испытывала Германия в конце войны, делали выпуск нового поколения немецких танков нереальным, конструкторские работы и интенсивные исследования в этой области все равно велись, равно, как и строились опытные образцы. Приоритетом программы стали изыскательные работы по новым схемам, узлам и механизмам, а не массовое производство танков Е-серии, поэтому вести такие проекты доверили компаниям, ранее не занимавшимся выпуском танков для фронта, чтобы не отвлекать специализированные фирмы. Несмотря на это, созданная Генрихом Книпкампом программа была достаточно амбициозной. Она подразумевала создание новейших боевых машин с учетом военного опыта, сформированного в течение первых 3-х лет Второй мировой войны.

При создании танков Е-серии конструкторы постарались придать им следующие базовые принципы: максимальным образом усилить защиту лба корпуса, усилить установленное вооружение и увеличить возимый боекомплект; разработать единый блок для трансмиссии и обеспечить его простую установку и демонтаж в корпусе, чтобы упростить ремонт и обслуживание техники; для того чтобы увеличить внутренний объем корпуса и снизить высоту танков, решено было разместить двигатель с трансмиссией в корме, также использовалась подвеска с размещением упругих элементов снаружи корпуса; подвеска должна была дать возможность натяжения гусеницы при сорванном ленивце или части катков, чтобы танк всегда можно было отвести в тыл; при создании танков планировалось использовать максимально возможное число одинаковых агрегатов и узлов, чтобы облегчить процесс выпуска, ремонта и обслуживания.

Все машины Е-серии различались по массе, бронированию, вооружению, мощностям двигателей и, конечно же, стоимости. При этом в тех условиях, в которых на завершающем этапе войны находилась Германия, реально до серийного производства могли дойти лишь машины Е-25, которые, по сути, являлись противотанковыми САУ. По всей видимости, зимой 1945 года были полностью готовы несколько корпусов для Е-25, которые были потеряны немцами во время наступления Красной Армии. 

Е-25 был третьим в списке предложенных к рассмотрению танков Е-серии. Это была боевая машина массой в 25-30 тонн, вооруженная длинноствольной пушкой 7,5cm KwK 42 с длиной ствола 70 калибров. Индекс Е-25 был присвоен по нижнему весовому пределу разрабатываемой машины. Планировалось, что в войсках Е-25 смогут заменить все модели танков PzKpfw III, PzKpfw IV, а также ПТ-САУ, созданные на их базе, к примеру (StuG III/40).

Работы в рамках создания Е-25 стартовали несколько раньше остальных машин — в конце 1943 года.

Что также способствовало большему продвижению в рамках реализации проекта. К разработке самоходки нового типа была подключена компания Adler из Франкфурта-на-Майне, которой необходимо было спроектировать очень подвижный истребитель танков.

ПТ-САУ обладала низким силуэтом и достаточно мощным уровнем бронирования. Одной из главных «изюминок» проектируемой ПТ-САУ должна была стать ее пушка. Стоит отметить, что конструкторское бюро компании Adlerwerke, которое возглавлял Герман Кляу, до войны не занималось разработкой бронетехники. Компания Adler выпускала автомобили, а также велосипеды и пишущие машинки, а во время Второй мировой войны начала выпускать бронетранспортеры.

Помимо компании Adler к работе над проектом Е-25 были привлечены компании Porsсhe из Штутгарта и Argus из Карлсруэ. Компания Porsсhe параллельно осуществляла собственные конструкторские изыскания согласно ТТХ для Е-25, которые были установлены исследовательской группой Книпкампа. После скандального конкурса, который состоялся при выборе серийного шасси для нового тяжелого танка PzKpfw VI «Тигр», Фердинанд Порше никак не мог простить отделу испытаний танкового вооружения Книпкампа проигрыша, стараясь конкурировать с его конструкторами и конструкторами поддерживаемых ими КБ.

Разработчики новой противотанковой самоходки учли имеющийся положительный опыт, который они извлекли из участия в боевых действиях ПТ-САУ StuG III на начальном этапе Второй мировой войны. Благодаря низкому силуэту их тяжело было поразить артиллеристам и танкистам противника, поэтому конструкторы изначально решили создавать из Е-25 не танк, а ПТ-САУ. На начальном этапе проектирования планировалось установить на Е-25 двигатель водяного охлаждения фирмы Maybach, развивавший мощность 400 л.с. на 4000 об/мин. Однако данный силовой агрегат так и не был запущен в серийное производство, поэтому разработчики начали рассматривать вариант установки авиационный двигатель компании Argus с воздушным охлаждением и прямым впрыском топлива, развивавший мощность 350 л.с.

Но воздушное охлаждение для бронированных машин, в которые было затруднено поступление чистого не запыленного воздуха, стало проблемой. Поэтому конструкторы остановились на уже проверенном двигателе водяного охлаждения. Речь идет о серийном 12-цилиндровом карбюраторном двигателе Maybach HL 230 P30 объемом 23 литра. Этот двигатель широко использовался на танках «Пантера», «Тигр», а также ставился на ПТ-САУ «Ягдпантера» и не вызывал у немецких танкистов особых нареканий. Мощности двигателя — 700 л.с. при 3000 об/мин — за глаза хватало такой легкой машине, как Е-25. Которая могла бы развивать с такой силовой установкой максимальную скорость — до 65 км/ч. При проектировании ходовой части Е-25 конструкторы учли фактор скорости и технологичности ее производства.

Торсионная подвеска, несмотря на все ее преимущества, являлась достаточно тяжелой и трудоемкой. Поэтому вместо торсионов была предложена иная система подвески наружного типа, которая состояла из рычага, включающего в себя амортизатор и пружину. Этот рычаг имел ход на валу, который устанавливался на внешней стороне корпуса самоходки. При этом пружины необходимо было располагать внутри корпуса блока подвески, они имели центральный гидравлический амортизатор. Каждый такой блок подвески устанавливался на нижнюю боковую часть корпуса с помощью болтов, так что, если в бою или при аварии блок был бы поврежден, его демонтаж не создал бы серьезных проблем, при этом ремонтникам не понадобилось бы для этого использовать специальное оборудование. На каждый борт приходилось по 5 блоков подвески, на каждый из которых устанавливалось по одному сдвоенному опорному катку, имеющему диаметр 1000 мм. Система подвески Е-25, а также шахматное расположение катков на этой ПТ-САУ были творением Книпкампа. Более того, шахматное расположение катков было характерно для всех проектируемых танков Е-серии. Катки ставились по шахматной схеме, справа и слева от однорядных зубьев гусеничной цепи, они были оснащены резиновыми бандажами. Каждая гусеничная цепь включала в себя стальные мелкозвенчатые траки шириной 660 мм (по другой информации — 700 мм). Конструктивно такая гусеничная цепь была аналогична той, что разрабатывалась для среднего танка «Panther II», однако в данном конкретном случае был предусмотрен только один ряд зубьев, которые проходили между перекрывающимися катками. При этом длина опорной поверхности равнялась 2,96 метра при ширине колеи 2,74 метра. Для противотанковой самоходки Е-25 минимальный радиус поворота оценивался в 1,08 метра. По мере того как двигались работы по созданию самоходки, требования к мощности ее вооружения только росли. На фронте начало появляться все больше новых советских танков, уровень бронезащиты которых увеличивался.

Поэтому было принято решение поставить на ПТ-САУ более мощную 75-мм пушку 7,5cm KwK 44, разработка которой велась совместно корпорациями Krupp и Skoda. Это было танковое орудие с концентрическим расположением накатника и гидрооткатника, к которому в Чехии создавался автозарядник (Аналог автомата заряжания на современных танках.)

В перспективе считалось, что скорострельность из такого орудия могла составить 40 выстрелов/мин. По сути, если бы орудие действительно было установлено на какой-либо танк, скорострельность из него ограничивалась бы лишь практическими навыками членов его экипажа. Но до конца Второй мировой войны данную пушку так и не успели запустить в серийное производство, поэтому также был рассмотрен вариант вооружения Е-25 легендарным 88-мм орудием 8,8cm KwK 43 или же 105-мм гаубицей 10,5cm StuH 42. Ранее подобная 105-мм гаубица уже ставилась на штурмовое орудие StuH 42, созданное на шасси танка Pz.Kpfw.III.

Танковая пушка 8,8cm Pak 43 была создана в Германии на основе очень хорошего зенитного орудия Flak 41, которое немцы, начиная с 1941 года, часто использовали для борьбы с танками. Зенитка позволяла бороться с советскими танками КВ-1 и КВ-2, которые оказывались неуязвимы для других немецких пушек. С апреля 1943 года орудие 8,8cm Pak 43 начали устанавливать на ПТ-САУ «Фердинанд» под индексом KwK 43. С октября того же года оно прописалось и на другой ПТ-САУ «Ягдпантера», а начиная с марта 1944 года появилось на танке Pz.Kpfw. VI Ausf. B «Тигр II» (или Королевский тигр). Вооруженная столь мощным орудием самоходка Е-25, обладавшая высокой скоростью передвижения и очень низким силуэтом, превращалась бы в серьезного противника для любой вражеской бронетехники. При этом 88-мм пушкой конструкторы ограничиваться не хотели. Они планировали установить на крыше корпуса самоходки башенку с 20-мм автоматической пушкой, которая была предназначена для борьбы с вражеской пехотой и небронированной и легкобронированной техникой.

Бронирование новой противотанковой самоходки не отличалось особой мощью: толщина верхней лобовой детали корпуса — 60 мм, нижней лобовой детали — 30 мм, крыши и днища — 20 мм. Столь скромное бронирование было выбрано по той причине, что ставка была сделана на ее малозаметность и высокую скорость, позволяющую быстро сменить позицию. При этом все броне листы имели рациональные углы наклона. Лобовой и кормовой листы располагались под углом 45°, что существенно повышало толщину приведенной брони. Орудие планировалось защитить стандартной немецкой бронированной маской, получившей название «свиное рыло».

По своей компоновке ПТ-САУ Е-25 напоминала самую массовую ПТ-САУ Вермахта — StuG III/40. Отделение управления и боевое отделение в ней были совмещены. С левой стороны от орудия, находившегося в передней части самоходки, располагался механик-водитель. С правой стороны сидел наводчик. Командир машины сидел с левой стороны сзади, заряжающий соответственно с правой стороны. В кормовой части Е-25 располагался двигатель, который должен был быть установлен поперечно.

Противотанковая самоходка Е-25 и сверхтяжелый танк Е-100 стали единственными машинными из всей Е-серии, по которым были закончены проектные работы и заводы приступили к сборке прототипов машин. Всего было заказано три прототипа Е-25. Бронированные корпуса для них были запущены в производство во второй половине 1944 года. Их планировалось выпустить на металлургических предприятиях, находящихся в городе Каттовиц (сегодня Катовице, Польша). По состоянию на 23 января 1945 года несколько корпусов было уже готово к перевозке для конечной сборки во Франкфурте-на-Майне, но 27 января в город вошли передовые части Красной Армии. Что стало с этими корпусами после захвата города, не известно. До наших дней они не сохранились. Немецкий средний танк E-50.

(фото 3) средний танк Е-50 с экипажем.JPG

 Фото модели Е-50 с экипажем в масштабе 1:35 предоставил стендовый моделист Жоровков А.М Из всех многочисленных проектов программы Entwicklung (или просто "Е") на средний танк Е-50 возлагались наибольшие надежды, хотя он никогда не строился, но остался на чертежах. Этой машине предстояло заменить не только морально устаревшие Pz.IV, но и “Panther”, что возлагало на конструкторов особые обязанности. Кстати, за исключением Е-100 этот проект был наиболее близким к реализации, но об этом позже.

Итак, в 1944 году Германия перешла на суровую экономию ресурсов. Хотя танки выпускались в прежних количествах их броня стала хуже, а по весовым параметрам машины среднего класса стремительно приближались к тяжелым. Помимо этого, низкая надежность ходовой части “пантер” играла на руку противнику. Избавиться от этих недостатков можно было лишь полностью переработав конструкцию шасси. Для работы над новой машиной, получившей обозначение Е-50, Waffenprufamt 6 привлекло две фирмы – Daimler-Benz и MAN. Общее руководством проекта осуществлял генерал Х.Е.Кникамп (H.E. Kniepkamp), который был не только хорошим руководителем, но и талантливым инженером. Достаточно сказать, что к весне 1945 года он Книпкамп запатентовал около 50 собственных изобретений в области гусеничных машин.

Задание на разработку нового танка в рамках программы “E” выдали в 1944 году фирмам Daimler-Benz и MAN. Времени оставалось мало, поэтому множество элементов конструкции просто переняли от других машин, в первую очередь от “Tiger II”. Чтобы облегчить серийное производство, на протяжении всего этапа проектирования проводились работы по унификации проектов Е-50 и более тяжелого Е-75, но довести их до конца не удалось. Но обо всём по порядку.

Одним из основных вопросов, который предстояло решить немецким конструкторам, являлась ходовая часть. Шасси с шахматным расположение катков, ранее использованное на “Tiger” и “Panther”, имело ряд недостатков сильно влиявших на боеспособность танков. В добавок, с технологической точки зрения подобная схема была далека от оптимальной – отсюда возникла потребность в новом типе ходовой части, более простой и недорогой. Поскольку крупные предприятия с 1943 года часто подвергались бомбардировкам производство стали переносить на мелкие фабрики, где оборудование было не столь мощным. Это внесло дополнительные коррективы в проектные разработки.

Надо отдать должное немцам – в 1944 году фирмой MAN была предложена схема подвески, часто именуемая как “тихий блок”. Она представляла собой два сдвоенных катка от танка “Tiger II” диаметром 800 мм, соединенный в общий блок. Опорные катки крепились на подпружиненных рычагах и размещались по разные стороны однодгребневого трака, хотя в их конструкции использовались валы одинаковой длины. Наличие специального подшипника-распорки (который мог ставиться как с одной стороны колеса, так и с другой) позволяло менять положение колеса относительно гребня трака. Пружины с внутренним амортизатором собирались из простых шайб Bellevielle и помещались в цилиндры.

В полностью собранном виде тележка типа Einheitslaufwerk (стандартизированная подвеска) оказалась намного более технологичной, чем торсионы, и позволяла сделать в днище эвакуационный люк. Сравнительно с серийными “пантерами” число опорных катков на один борт уменьшили до шести. Учитывая это менялся технологический процесс изготовления корпуса, где вместо 16 отверстий для торсионов теперь предстояло сделать всего шесть. Говорить, насколько это упрощало процесс производства, пожалуй излишне. В плане эксплуатационной надежности преимущество также было на стороне Einheitslaufwerk и тем не менее этот тип подвески никогда серийно не выпускался. 

С формой корпуса и бронированием определились в кратчайшие сроки. В основном он заимствовался от “Tiger II”, но наклон лобовых бронеплит был увеличен. Таким образом, по габаритным размерам и компоновке Е-50 и “Tiger II” были почти идентичны. В качестве силовой установки было решено использовать модернизированную версию двигателя Maybach HL230, называемую как HL234. Эта модель была оснащена система непосредственного впрыска топлива и на короткое время позволяла повысить мощность с 900 до 1200 л.с. В модернизацию также включалась установка клапанов с натриевым наполнителем, что значительно повышало устойчивость клапанов к высоким температурам. Вместе с тем, расположение топливных баков, радиаторов и вентиляторов было такое же, как и на “Tiger II”, что полностью исключало установку узлов трансмиссии в задней части корпуса. Дело в том, что на наиболее часто встречающихся боковых проекциях направляющее колесо, расположенное сзади, принимается за ведущее из-за зубцов. В то же время имеющиеся на данный момент чертежи Е-50 и Е-75 демонстрируют нам использование ведущих колес от танка “Tiger II” с передним расположением. Возможно, один из проектов Е-50 всего лишь предполагал перенос трансмиссии назад.

Башню для танка Е-50, в целях экономии времени и средств, заимствовали от танка “Panther II”, работу по которому прекратили в конце 1944 года в пользу нового проекта Е-серии. Разработкой этой конструкции занимались фирмы Daimler-Benz и Skoda, специалистами которых был предложен значительно удешевленный и более технологичный в производстве вариант башни с возможностью установки 75-мм орудия KwK44. Толщина спрямленного лобового бронелиста была доведена до 120 мм, бортов – до 60 мм. Помимо стандартно отличной оптики на башню “Panther II” планировали установку стереодальномера фирмы Zeiss, приборов ночного видения (Infrarot-Scheinwerfer) и гидростабилизаторов. По документации эта башня проходила под названием Schmalturm.

Внешне она сохранила схожесть с серийными изделиями, выделяясь только угловатыми формами и наличием полусферической командирской башенки, как у танка “Tiger II”. Помимо верхнего люка был выполнен круглый люк с задней стенке башни, через который загружался боекомплект и демонтировалось орудие. В случае повреждения танка его можно было использовать как аварийный для эвакуации экипажа. Рядом с люком разместили стрелковую амбразуру, через которую можно было вести огонь из пистолетов-пулеметов типа MP43 или StG44. Другим средством защиты от пехоты противника были гранатометы Nahverteidigungswaffe, установленные в крыше башни с правой стороны. Конструкция этих гранатометов основывалась на сигнальном пистолете и потому принцип их применения был предельно прост – граната выстреливалась на высоту около 3 метров, где производился её подрыв. В радиусе 20 метров местность усеивалась стальными шариками и шрапнелью, от поражения которыми могла спасти только броня. 

Предварительные испытания Schmalturm показали, что вместо 75-мм пушки можно установить более мощные 88-мм, поэтому далее приоритет получили работы по орудиям 8.8 cm KwK 43 L/71 и 8.8 cm KwK 44 L/71. Особенностью установки подобных артсистем стал большой вынос орудия, благодаря чему казенная часть, размещавшаяся в башне, оказалась невелика. Впрочем, небольшие габариты башни Schmalturm повлекли за собой использование новых боеприпасов с укороченной, но увеличенной по диаметру гильзой. По этой же причине весь боекомплект пришлось перенести в корпус.

Данные об установке в Schmalturm полуавтоматической системы заряжания вряд ли соответствуют действительности. Если учесть, что разработанная фирмой Skoda система с использованием 4-х зарядных кассет для 75-мм орудия Kwk44/2 занимала приличное место, то башня Schmalturm была мало пригодна для этой цели. Впрочем, теоретически, хорошо подготовленный экипаж мог поддерживать темп стрельбы до 40 выстрелов в минуту. С другой стороны, для Е-50 детально прорабатывалась система стабилизации вооружения, что позволяло танку вести огонь с ходу, а также облегчало заряжание орудия во время передвижения танка по пересечённой местности.

К большому сожалению командования Panzerwaffe планы перевооружения фронтовых частей “едиными” танками полностью провалились. Хотя к маю 1945 года были проработаны основные узлы конструкции Е-50 сборка первого прототипа так и не состоялась. Зато трофейными разработками в полной мере воспользовались французы, танкостроительная промышленность которых выдала “на гора” такого “монстра” как ARL-44. Со строительством танков тяжелого класса во Франции всегда было плохо, поэтому не удивительно, что для машины под индексом АМХ-50 активно применялись наработки по “Panther”, Е-50 и “Tiger II”. Как и следовало ожидать, франко-немецкий “гибрид” получился неоднозначным.

Первый проект, датированный 1945 годом, сильно напоминал “Tiger II”, отличаясь от него разве что башней и орудием. Впоследствии, проект переработали, но сильное немецкое влияние всё же сохранилось. В частности, в варианте 1949 года, от “Тигра” перешло шасси с торсионной подвеской, шахматным расположением опорных катков и широкими гусеницами, а также двигательный отсек. Конструкцию люков на шарнирах и ведущего колеса переняли от “Panther” Ausf.A, а вот 1000-сильный двигатель Maybach HL295 и кормовое расположение трансмиссии явно наследовалось от Е-50, при этом корпус пришлось немного удлинить. В качестве альтернативного варианта рассматривалась возможность установки дизеля Saurer. Оригинальной была только конструкция башни, в которой можно было установить 100-мм или 120-мм пушку.

А закончилась история АМХ-50 довольно банально. Проект был принят к реализации в августе 1951 года, когда его моральная устарелость была очевидна. Тем не менее, предприятием DEFA в течении 1953-1955 гг. было поставлено 10 прототипов вооруженных обоими типами орудий, но с уменьшенной толщиной брони, так как их боевая масса уже тогда составляла 59,2 тонны. Пока ещё шли испытания оставалась надежда, что в 1956 году удастся разместить заказ на 100 танков, но в итоге более приоритетной стала программа АМХ-30. После этого девять танков отправили на переплавку, а 10-й передали танковому музею в Самюре. Немецкий тяжелый танк E-75.

(фото 4) тяжелый танк Е-75 с экипажем..JPG

Фото модели Е-75 с экипажем в масштабе 1:35 предоставил стендовый моделист Жоровков А.М.

К великому сожалению, этот проект среднего танка никогда не строился, тем не менее, немцы придавали ему огромное значение, и если бы они решили реализовать проект среднего танка Е-75 на два - три года пораньше, ход войны был бы непредсказуем (стоит заметить, сколько «шума» делал танк «Тигр», и какой панический страх он вызывал у пехотинцев!). Так вот, существовала так называемая программа Entwicklung, которая подразумевала создание перспективных средних танков E-50 и Е-75, которые в будущем должны были заменить танк Pz V «Пантера», который к тому времени был признан сложным и конструктивно не доработан, а при его серийном производстве возникала масса трудностей. По сути, танк Е-75 был по конструкции похож на Е-50, однако Е-75 предполагалось наделить более толстой броней. Таким образом, два проекта средних танков получили небольшие изменения, но в целом, это были изменения одной базовой версии среднего танка.

После всех расчетов на финальной стадии проектировки, немецкие конструкторы пришли к выводу, что Е-75 превращается из среднего танка в тяжелый, его уровень брони и вес был на уровне танка Pz VI «Тигр». Кстати говоря, некоторые западные источники обозначают танк Е-75 как «Tiger III», однако это не соответствует действительности, так как танкам проекта Entwicklung официально никогда не присваивалось данное обозначение.

Подвеска танка (на борт) состояла из 4-х 2-х катковых опорных тележек с торсионной подвеской, сзади располагалось направляющее колесо, спереди устанавливалось ведущее колесо. В отличие от E-50 опорные катки тележки у танка Е-75 были расположены более широко, так как этого требовала увеличенная масса танка. Поверхность гусеницы была более широкой (предположительно трак был более широкий до 650 мм) и длинной – 4095 мм. В документах указывается на наличие транспортной и боевой гусеницы, которые могли меняться в зависимости от условий. Как и с предыдущими проектами, гусеницы танка Е-75 оставались мелкозвенчатыми. Проектом также предусматривалось установка защиты движущихся элементов подвески и защита бортов бронированными панелями, состоящими из секций.

Компоновка танка Е-75 была практически классической и традиционной для немецких танков. Спереди размещались отделение управление, элементы трансмиссии, в задней части располагалось моторное отделение, посередине находилось боевое отделение. Что касается корпуса танка, то немцы в отношении конструкции танка не питали иллюзий, тем более они по достоинству оценили наклонную броню советских танков, поэтому планировали сделать лобовой лист с большим углом наклона, по аналогии с танком «Tiger II» (Королевский Тигр). А вот бортовые части корпуса по чертежам получались полностью вертикальные, хотя и с хорошей броней. В качестве двигательной установки ожидалось установить новейший турбированный двигатель Майбах HL 234, который при определенных оборотах развивал 900 л.с., существовал также форсированный вариант этого мотора, который увеличивал мощность до 1200 лс. При весе в 70-80 тонн, по планам максимальная скорость танка Е-75 должна быть порядка 40 км/час по хорошей дороге, по грунтовой дороге скорость падала примерно в два раза.

Относительно вооружения, танк Е-75 должен был получить высокоэффективную 88-мм пушку, с длинной ствола в 100 калибров, которая в то время являлась венцом инженерной мысли в области вооружения. Плюсом в этой пушке была высокая скорость снаряда, которая была выше 1000 м/секунду, а минусом была ее длина. Кстати говоря, для нового орудия были разработаны укороченные снаряды (но не менее эффективные), благодаря которым можно было увеличить скорострельность танка, увеличить (и грамотней разместить) боеукладку, да и в целом облегчить работу заряжающего. Для новой, тяжелой пушки прежняя башня Smalturm не подходила по размерам, поэтому, конструкторам танка Е-75 пришлось проектировать более просторную башню. Кстати, она по габаритам и форме очень напоминала башню от серийного танка «Королевский тигр».

К концу войны немецкими инженерами была разработана система для ведения боя в ночное время, то есть, на танк Е-75 планировалось установить прибор ночного видения, который при взаимодействии с броневиками SdKfz 251 «Уху», (на которые ставили инфракрасные прожекторы подсветки) мог эффективно вести бой даже ночью. Новая система ночного видения помогала отслеживать вражеские танки на расстоянии до 800 метров, а в свою очередь танки могли уничтожить эти цели на расстоянии до 400 метров. Это было несомненным новшеством.

Как это обычно бывает, реализация проекта танка Е-75 в металле, по различным причинам постоянно откладывалась, хотя проект был детально проработан. В то момент, когда немецкие конструкторы, создававшие танк Е-75 пытались преодолевать трудности технического характера и «шлифовали» проект, драгоценное время было упущено и как потом выяснилось, программа Entwicklung уже не соответствовала требованиям Вермахта, к тому же, в апреле 1945 года было уже не до новых проектов, Красная Армия начала битву за Берлин. Ввиду этого, проект танка Е-75 так и не был реализован в металле, остались только эскизы и чертежи машины. Немецкий сверхтяжелый танк Е 100.

(фото 5) тяжелый танк Е- 100 из фото архива друга..jpg

Фото модели Е-100 в масштабе 1:35 предоставил стендовый моделист Жоровков А.М из фотоархива друзей.

В подробном отчете американской службы научно-технической разведки (ETOUSA), обследовавшей 24 мая 1945 г. предприятия кассельской фирмы "Хеншель и сын АГ", говориться о найденных там фрагментах неизвестных ранее экспериментального тяжелого танка и артиллерийской самоходки. Как выяснилось впоследствии, самоходка оказалась уже упоминавшимся ранее «Сверчком», а шасси танка принадлежали Е 100. В американском отчете говорится, что «по нашим оценкам, танк должен был весить где-то в районе 110 тонн», а его внешний вид «в целом напоминает «Тигр» В, однако имеются и некоторые отличия:

1. Возросшая длина и ширина;

2. Увеличенная толщина броневых плит;

3. Более широкие гусеницы;

4. Новая конструкция ходовой части. Торсионные рессоры отсутствуют.

Проведены поиски пружинных рессор, которые, предположительно, использовались вместе с гидравлическими амортизаторами... Основные части танка (орудие, башня, подвеска и передние колеса) отсутствуют». 

Танк Е 100, фрагменты которого были обнаружены американцами, был первой боевой машиной новой экспериментальной серии. Так называемой серии Е (Литера *Е* обозначала "Entwickelung"), которая с 1943 г. разрабатывалась под непосредственным руководством министерства вооружения и военной промышленности. 

Одной из целей проекта было частичное подключение к выполнению заказов потенциала автомобильных фирм, до сих пор не принимавших участия в танкостроении. Пробные заказы были разосланы на такие предприятия, как «Клокнер-Гумбольд-Дойц» и Magirus, «Аргус» и «Адлер». 

Планировалось, поставить на конвейер следующие типы боевых машин: 

1. Е-5 - легкий 5-тонный танк, который можно преобразовать в бронетранспортер, передвижную радиостанцию или разведывательный танк. Работы кроме теории не велись, полных чертежей дающих представление о машине в целом, кроме названия, не обнаружено. 

2. Е-10 - легкий 10-тонный истребитель танков или шасси для легкого вооружения. Должен был вооружаться 75-мм пушкой Pak 40 L/48. 

3. Е-25 - средний 25-тонный истребитель танков, разведывательный танк или шасси для тяжелого вооружения. Должен был вооружаться 75-мм пушкой Pak L/70. 

4. Е-50 от 50 до 65 - тонн «легкий боевой танк, которым предполагалось в будущем заменить «Пантеры». 

5. Е-7 5 от 7 5 до 80- тонн «средний* боевой танк, будущая замена «Тигров». Высокая масса танка по сути переводила его в разряд тяжёлых. 

6. Е -100 - тяжелый 140-тонный танк. Планировался как альтернатива сверхтяжелому танку «Мышонок» («Maus»). 

25 августа 1945 г. в Лондоне был допрошен инженер-полковник Генрих Эрнст Книпкампф (Оригинал протокола допроса хранится в библиотеке Танкового музея.), начальник отдела перспективного танкового вооружения Управления вооружений сухопутных войск. 

На вопрос, с какой целью были начаты работы по созданию новой серии танков и каковы ее основные конструкторские отличия от предыдущих, инженер ответил следующее. «Отличий было несколько: 

1). Для того чтобы создать очень прочную лобовую броню, предполагалось перенести как можно больший вес на корму танка. 

2). Для упрощения производства и обслуживания танка предполагалось объединить двигатель и силовую передачу. 

3). Планировалось создание четырех боевых машин Е -10, Е- 25, Е- 50 и Е -100. Эта программа была предложена инженером Книпкампфом в мае 1942 г. и окончательно принята к реализации в апреле 1943 г. 

4). Ходовая часть должна быть закрыта снаружи. 

5). Предполагалось сконструировать подвеску таким образом, чтобы при выходе из строя передних или задних колес, гусеница продолжала бы натягиваться на оставшиеся катки. Признавая преимущества переднего привода, тем не менее отмечалось, что задний привод намного удобнее для военной машины, поскольку ведущие колеса расположены в кормовой, наименее уязвимой, части танка». 

Сравнение танков: советский танк ИС-7 и немецкий Е-100. Примерно таковыми были соперники, если бы война продлилась на два-три года больше. 

По замыслу конструкторов, Е- 100 должен был вооружаться той же башней, что и «Мышонок» («Maus»), причем устанавливать ее предполагалось в той же крупповской башне. Однако дальше создания шасси дело не пошло. В качестве двигателя предполагалось использовать 12-цилиндровый карбюраторный двигатель «Майбах» HL 230 мощностью 700 л. с, следовательно, соотношение мощности двигателя к массе танка составило бы 5 л. с. на тонну. Таким же точно двигателем должны были оснащаться Е- 50 и Е- 75. Впоследствии был создан усовершенствованный двигатель мощностью 1000-1200 л. с, однако при его использовании отношение мощности к массе составило бы уже 8,5 л. с на 1 тонну. Для проведения испытаний на шасси был установлен обычный «Майбах» HL 230, применявшийся на «Тиграх». Применение широких (102 см) гусениц позволило снизить давление 140-тонного танка на грунт до 1,4 кг/см2. В целом из-за стальных опорных катков производства фирмы МАН шасси сильно напоминали подвеску' «Королевского Тигра»*. 

Кроме того, хотя, по словам Книпкампфа, новая серия должна была стать заднеприводной, шасси Е- 100 были по-прежнему переднеприводными. 

Стендовый моделизм: 

Танки E 10-25-50-75-Flakpanzer ( противовоздушный), а также танки серии E 10-25-50-75-100 — выпускает фирма Trumpeter, в 1:35 масштабе. 

Танк Е-100 различных модификаций в масштабе 1:35 выпускаются фирмами: Dragon (Китай) с башней от танка Маус, Trumpeter (Китай) с Двумя вариантами башен: выдуманной башней якобы фирмы Henschel и башней фирмы Krupp. 

Танки серии E 25-50-75-100 представлены в игре World of Tanks. 

Модель самоходной установки Jagdpanzer E-100 от фирмы Trumpeter, в 1:35 масштабе, оснащенной 170 мм стволом. Является фантазией на тему, как бы она могло выглядеть, если бы немецкие конструкторы начали разработку такой САУ. 

(фото 6) пт- сау Е- 100 из фото архива друга..jpg

Все символы вермахта и сс приведенные в статье исторические, и не являются пропагандой нацизма. 

Литература. 

М. Барятинский. Все танки Гитлера. Окончательная энциклопедия / Л. Незвинская. — Научно-популярное. — Москва: Эксмо, 2014. 

М. Барятинский. Maus. Супертанк доктора Порше. — М.: Восточный фронт, 1996. — 32 с. — (Историко-техническая серия). 

М. Коломиец. E-100 и другие немецкие танки 1945 года. — М.: Яуза, 2013. — 1400 экз. 

Питер Чемберлен и Хилари Дойл. Энциклопедия немецких танков Второй мировой войны. — М.: Астрель, АСТ, 2003. — 271 с. — 5100 экз. 

Фотографии моделей техники серии Е предоставил Жоровков А.М., и друзья моделисты (фото 5и 6 ).

СТАТЬЯ НАПИСАНА Жоровковым А.М.( город Томск), которому мы выражаем огромную благодарность. МОДЕЛИ ТАНКОВ сделаны также стендовым моделистом Жоровковым А.М.




Возврат к списку

Ближайшие события

Антиквариат
Петербургский антикварный салон
27 февраля - 1 марта
Инженерная ул.13 (напротив Михайловского Манежа)
подробности
Невские клады
Ярмарка для коллекционеров
28 декабря 2019
Инженерная 13
подробности
ДоМажорВИНИЛ
IX ярмарка виниловых пластинок
март 2020
подробности
Ретро-Рынок "Абажур"
20-22 декабря 2019 года
Санкт-Петербург, Инженерная ул.13 (напротив Михайловского Манежа)
подробности